"Проблема вины" в послевоенных дискуссиях германских историков. 1945

 

- исследовать подход государственного руководства ГДР к вопросу преодоления нацистского прошлого, выявить причины слабого интереса историков Восточной Германии к теме как личной, так и коллективной ответственности жителей ГДР за нацистские преступления;

- проанализировать первое развернутое теоретическое изложение «проблемы вины» в работе Карла Ясперса «Вопрос о вине» (1946), оценить влияние позиции мыслителя на дальнейшее развитие данной темы в Германии;

- проанализировать работу Ханны Арендт «Эйхман в Иерусалиме» (1963), дискуссию историков и мыслителей вокруг данной работы и ее влияние на развитие темы вины в Германии;

- рассмотреть ход «спора историков» 1986-1987 гг. точки зрения основных оппонентов в споре (Эрнста Нольте и Юргена Хабермаса), оценить значение спора для разрешения «проблемы вины» на новом этапе исторического развития Германии.

Хронологические рамки исследования определены в интервале 1945-1990 годов. В 1945 году Германия потерпела поражение во Второй мировой войне и была разделена на 4 оккупационных зоны, утратив суверенитет и государственность. Это послужило отправной точкой для развития «проблемы вины». В 1990 году произошло объединение Германии, которое положило конец периоду существования двух разделенных немецких государств и вывело проблематику вины на новый уровень, связанный с одновременной необходимостью преодоления и нацистского, и коммунистического прошлого.

В полной мере дискуссия о «проблеме вины» развернулась в 1945-1949 годах на оккупированной союзниками территории, а затем в Федеративной Республике Германии. В Германской Демократической Республике, напротив, дискурс вины не представлял проблемы в силу целого ряда обстоятельств. Восточногерманское государство воспринимало само утверждение социалистического строя и искоренение крупного капитала в качестве залога от повторения национал-социализма. На страницах научных и периодических изданий мало говорилось о вине или ответственности простых людей за национал-социалистические преступления. Ввиду этого теме преодоления нацистского прошлого в ГДР в диссертации уделено меньшее внимание по сравнению с ФРГ.

Основную часть исследования занимает анализ дискуссий о «проблеме вины» западногерманских историков и мыслителей. В многообразии подобных дискуссий автор выделил три основных спора, которые развернулись в ФРГ соответственно в конце 40-х, середине 60-х и конце 80-х годов. Хронологическая последовательность рассмотрения проблематики вины в дискуссиях германских историков позволила выявить взаимосвязь обсуждаемых мыслителями идей и эволюцию темы вины. В числе этих дискуссий – споры вокруг книги Карла Ясперса «Вопрос вины», вокруг книги Ханны Арендт «Эйхман в Иерусалиме» и «спор историков», развернувшийся в 80-е годы XX века.

Степень разработанности темы в научной литературе.

Большинство работ, посвященных проблематике вины, написано зарубежными учеными и, прежде всего, представителями немецкой академической школы. В российской литературе данному вопросу до сих пор уделялось незначительное внимание. Впрочем, в ряде работ отечественных ученых, в контексте рассмотрения процесса преодоления прошлого, прямо или косвенно затрагивалась проблематика вины, причем, как правило, в сопоставлении с ситуацией в послесоветской России.

Например, профессор С. С. Аверинцев утверждал, что «“Vergangenheitsbewaeltigung”, “преодоление” тоталитаристского прошлого, — это задача, которая теоретически стоит перед всеми народами с тоталитаристским опытом, хотя на практике, как мы видим, принимается к сведению далеко не всеми». Особое значение в рамках преодоления прошлого в Германии ученый отводил К. Ясперсу. По мнению С. С. Аверинцева, склонность нации к исповеданию, признанию вины и ответственности за прошлые преступления – свойство так называемых «культур совести» (в отличие от «культур стыда», распространенных на Востоке и предполагающих утаивание неприятных событий прошлого для поддержания о себе хорошего общественного мнения). Важно, что ученый видел связь идеи публичного раскаяния и несения ответственности за преступления с общим для Германии и России христианским наследием: «Очевидна ее связь с той высокой оценкой обращения и покаяния, которая прямо или косвенно восходит к христианской традиции».

Один из ведущих отечественных исследователей немецкого преодоления прошлого, историк А. И. Борозняк в своей монографии поставил задачу ответить на вопрос, «нужен ли России германский опыт преодоления тоталитарного прошлого». Подробно исследуя этот процесс в ГДР и ФРГ, ученый, с одной стороны, подчеркивал необходимость изучения опыта Германии и, в частности, опыта решения «проблемы вины». С другой стороны, А. И. Борозняк видел определенные препятствия для использования этого опыта в России.

В свою очередь, кемеровский исследователь Л. Н. Корнева тщательно проанализировала, каким образом германские историки решали вопрос о причинах утверждения нацизма и нахождении виновных за его преступления. Касаясь вопроса вины и коллективной ответственности немецкого населения за преступления нацизма, Л. Н. Корнева говорит, что ослабление идеологического противостояния двух блоков (коммунистического и капиталистического) со второй половины 80-х годов «не только не притупило, но даже обострило проблему вины и ответственности Германии и других стран за Вторую мировую войну».

Ряд отечественных исследователей, например, М. Печерский, Н. Черкасов, В. Любин, в своих работах анализировали «спор историков» второй половины 80-х годов. Доктор исторических наук А. М. Филитов тщательно изучил и проанализировал документы, связанные с принятием СССР решений относительно Германии после Второй мировой войны, проследил историю развития германского вопроса, начиная с 1939 до 1990 года. Также ученый отмечал присутствовавшее среди некоторых представителей советской дипломатии и леволиберальных кругов ФРГ представление о том, что послевоенный раскол немецкой нации стал следствием и своего рода наказанием за нацистские преступления. Сопоставляя подходы ФРГ к преодолению гэдээровского и нацистского прошлого, А. М. Филлитов пришел к выводу, что «резкая и односторонняя критика» в отношении ГДР являет собой «резкий контраст с гораздо более разнообразными трактовками куда более неприятных периодов германской истории и скорее является помехой, чем подспорьем в преодолении этого наследия».

Среди историков, рассматривавших тему преодоления прошлого в Германии, можно отметить Е. Лезину, которая, в частности, выделяла особое значение роли авторитетных мыслителей Германии (в частности, К. Ясперса и Т. Адорно) в процессе преодоления прошлого. Е. Лезина пришла к выводу, что «решение проблемы виновности возможно только через покаяние» и пояснила, что «проблема покаяния в истинно христианском понимании предполагает отнюдь не постоянное самобичевание, а перемену образа мыслей и переоценку ценностей».

Доктор исторических наук Борис Орлов посвятил ряд своих работ сопоставлению опыта преодоления прошлого в Германии и России. Роль К. Ясперса в формировании послевоенной парадигмы мышления затрагивали А. Аникеев и С. Тукфатулина из Ставропольского государственного университета. Философские аспекты концепции К. Ясперса рассматривала П. П. Гайденко. Из исследователей, изучавших влияние книги «Эйхман в Иерусалиме» Х. Арендт на немецкое общество, следует отметить Б. Губмана.

Зарубежная историография по вопросу «преодоления прошлого» в Германии насчитывает большое количество исследований, которые стали появляться уже в первые послевоенные годы. Среди современных ученых, внесших значительный вклад в изучение данного вопроса, следует отметить Н. Фрая, П. Райхеля, Э. Вольфрума, французскую исследовательницу А. Аксер. Некоторые ученые, как, например, Н. Фрай, посвящали целые монографии изучению «преодоления прошлого» в ФРГ в короткий, строго ограниченный промежуток времени. Некоторые, такие, как П. Райхель, разделили серию своих исследований на книги по каждому направлению преодоления прошлого: в сфере политики и юстиции, в сфере мемориальной культуры, в сфере искусства, в сфере науки. Ряд работ зарубежных исследователей по данной проблематике, например, Ю. Шеррер, Х. Моммзена, Б. Бонвеча, Х. Кёнига, доступны и на русском языке.

Вместе с тем непосредственно «проблема вины» является предметом значительно меньшего числа научных работ. Примечательна работа Х. Кемпера, который проанализировал, каким образом «дискурс вины» рассматривался в Германии в первые послевоенные годы. Ученый сделал акцент не только на исторических, но и на лингвистических особенностях использования «дискурса вины». Он выделил три группы людей, в зависимости от их отношения к нацизму («жертвы», «преступники», «не участвовавшие в преступлениях»), и представил их точки зрения на тему вины. Таким образом, описания событий гитлеровского режима получили три измерения («рассказ», «оправдание» и «анализ»), в зависимости от того, к какой группе относился тот или иной автор работы.

М. Гилберт посвятила исследование этическим аспектам проблемы «коллективной вины», выделив три основных чувства, связанных с этим феноменом: «чувство личной вины», «чувство вины как члена коллектива» и «чувство вины как множественного субъекта».

В свою очередь, К. фон Шиллинг в контексте рассмотрения образа идентичности немцев после войны подчеркивал изначальную невозможность адекватных ответных реакций на совершенные преступления как на личном, так и на коллективном уровнях ответственности и вины. Ученый представил аргументы и суждения по вопросу коллективной вины и ответственности К. Г. Юнга, К. Ясперса, Х. Арендт, Ж. Амери и Г. Эбелинга.

Р. М. Мюллер исследовал содержание и понятие «немецкой вины», проанализировал причины появления тезиса о «коллективной вине» немцев. Ученый предложил понимать под «немецкой виной» именно моральную вину. Что же касается понятия «коллективная вина», то оно использовалось в основном в первые послевоенные годы и постепенно вышло из употребления в силу его «логической несовместимости с моралью», западноевропейскими представлениями о личной свободе и ответственности за свои поступки. Встречающаяся сегодня точка зрения о допустимости «коллективной вины» народа, подчеркивал Р. М. Мюллер, зачастую объясняется не произведенным до сих пор разграничением между «коллективными преступлениями» и «коллективной виной», где второе отнюдь не является производным первого.

Австралийский историк Д. Мозес проанализировал дискуссию о нацистском прошлом и «проблеме вины» среди западногерманских мыслителей. Ученый выделил два подхода в дебатах о тоталитарном прошлом: «искупительный» и «интеграционный». В рамках «искупительного» подхода так называемые «не-немецкие немцы» (например, Ю. Хабермас) стремились разорвать с негативным прошлым и порочными национальными традициями, в то время как «интеграционный» язык использовали так называемые «немецкие немцы» (например, политолог В. Геннис), выступавшие за преемство и развитие положительных национальных германских традиций. Д. Мозес постулировал неоправданность использования понятий «вина» и «стыд» применительно к поколениям тех людей, которые не были сами причастны к преступлениям нацизма.

С работой Д. Мозеса во многом перекликается монография американского историка Э. Рабинбаха «В тени катастрофы. Немецкие мыслители между апокалипсисом и просвещением». Правда, в отличие от Д. Мозеса, Э. Рабинбах большое внимание уделил взглядам К. Ясперса в контексте рассмотрения преодоления прошлого. Значительное место позиции К. Ясперса отведено и в книге американского историка М. В. Кларка «Над катастрофой. Немецкие мыслители и культурное обновление после Второй мировой войны, 1945-1955». Ученый проанализировал идеи четырех выдающихся мыслителей Ф. Майнеке, К. Ясперса, Т. Манна и Б. Брехта о причинах и формах преодоления катастрофы, произошедшей с Германией во время нацизма.

Свой вклад в изучение вопроса германской вины внесли Д. Динер и Д. Голб, которые, помимо исторического развития данной проблемы, рассмотрели актуальные настроения в немецком обществе после объединения Германии. Ряд монографий и статей, например, К. Кадерайта, Г. Занера, Б. Ланга посвящен роли К. Ясперса в послевоенном развитии и преодолении прошлого в Германии, влиянии его работы «Вопрос о вине». Некоторые исследования, например, Х. Брункхорста, К. Альтхаус, показывают эволюцию взглядов Х. Арендт. Отдельные работы имеют дело с современной оценкой дискуссии о книге Х. Арендт «Эйхман в Иерусалиме», с «концепцией ответственности» Х. Арендт.

Большое внимание ученые сегодня уделяют «спору историков». В 2011 году в Германии был опубликован сборник статей «Освенцим – единственный в своем роде? Эрнст Нольте, Юрген Хабермас и двадцать пять лет „спора историков“» под общей редакцией М. Бродкорба. Чуть раньше – в 2008 году – в Германии вышел сборник статей под названием «Спор историков – двадцать лет спустя» под общей редакцией Ф. Кроненберга. В статьях германских, французских, итальянских ученых детально разбирается позиция Э. Нольте, концепция «конституционного патриотизма» Ю. Хабермаса, «спор историков» рассматривается в контексте смены поколений, утверждения национального германского патриотизма.

Теоретико-методологическая основа исследования.

Феномен «проблемы вины» не укладывается в рамки одной теоретической модели и требует комплексного изучения с использованием междисциплинарного подхода.

В исследовании вопрос о виновности и ответственности немцев за преступления нацизма рассматривался преимущественно в рамках концепции вины, сформулированной в 1946 году К. Ясперсом. Анализируя поведение своих соотечественников в первые послевоенные годы, К. Ясперс пришел к выводу о необходимости решения вопроса о том, в какой степени каждый немец может нести вину или ответственность за преступления нацизма. Мыслитель выделил 4 типа виновности и подчеркивал, что как минимум один из этих типов («политическая вина») касается абсолютно каждого взрослого жителя Германии. Но при этом К. Ясперс выступил резко против термина «коллективная вина». Идеи мыслителя получили свое развитие в работах Х. Арендт и Ю. Хабермаса.

Следует отметить, что отношение жителей ФРГ к нацизму исследуется с точки зрения различных концепций, которые во многом пересекаются и дополняют друг друга. Ключевой концепцией, в рамках которой может быть рассмотрена проблематика вины, является концепция «преодоления прошлого» (Vergangenheitsbewaeltigung). Профессор университета Аахена Хельмут Кёниг определяет его как «совокупность тех действий и тех знаний, с которыми соответствующие новые демократические системы ведут себя по отношению к их недемократическим государствам-предшественникам».

Также «проблема вины» может быть рассмотрена в рамках концепции «проработки прошлого» (Aufarbeitung der Vergangenheit). Этот термин нередко используется в значении, близком «преодолению прошлого». Данная концепция восходит к названию работы Теодора Адорно, написанной в 1959 году. Как отмечал мыслитель, «проработка прошлого» в Германии должна заключаться в искоренении причин нацизма – «коллективного нарциссизма» и отказа от личной ответственности. Для Т. Адорно «проработка прошлого» - это, прежде всего, просвещение обычных немцев, «обращение к субъекту» и воспитание в нем ответственности.

Вопрос вины немцев за преступления нацизма послужил одной из отправных точек для создания концепции «исторической культуры» (Geschichtskultur), которая не ограничивается научными работами историков в осмыслении прошлого, но объединяет различные уровни и формы восприятия и выражения действительности. Похожая концепция получила название «культуры памяти» (Erinnerungskultur). Историк К. Корнелисен определяет ее как «широкое понятие, характеризующее все возможные формы осознанных воспоминаний об исторических событиях, личностях и процессах […] будь они эстетической, политической или когнитивной природы».

Также в осмыслении вопроса вины играет роль концепция «политики памяти» (Erinnerungspolitik), описанная профессором Гамбургского университета П. Райхелем. Как он определяет, речь идет о «культуре памяти и мемориальной культуре», «эмоциональном обращении к прошлому и его оттенкам в ритуальных празднованиях и днях памяти, музеях и памятниках».

При анализе «спора историков», а также других дискуссий в ФРГ важную роль играет теория тоталитаризма. Среди теоретиков тоталитаризма необходимо отметить Х. Арендт, К. Фридриха и З. Бжезинского, Х. Линца.

. ;?‚

. W

7ивости и многообразии его оценок, системный и сравнительный подходы, с использованием которых предоставляется возможность изучить и сравнить идеи мыслителей Германии, представив их как определенные системы взглядов.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые в новейшей отечественной историографии изучена «проблема вины» в дискуссиях германских историков, мыслителей и общественных деятелей, выявлены идейные основания для утверждения и развития проблематики вины в Германии, проанализирована их рецепция в Германии и за рубежом.

В диссертационной работе представлено авторское определение «проблемы вины», прослежена эволюция и преемство идейных оснований данной проблемы с первых послевоенных лет вплоть до последних лет существования разделенных немецких государств. Впервые в отечественной историографии представлено подробное исследование «Вопроса о вине» К. Ясперса – книги, положившей начало развитию темы вины в послевоенной Германии. Кроме того, впервые в рамках дихотомии вина-ответственность детально проанализирована книга Х. Арендт «Эйхман в Иерусалиме». В диссертационной работе установлена ключевая линия развития проблематики вины в Германии в контексте смены поколений: от четырех типов вины – к коллективной ответственности за поступки своих предков.

Обзор источников. Использованные автором источники можно разделить на несколько групп:

- Международные договоры, соглашения, международные официальные документы;

- Законы и официальные документы ФРГ, касающиеся возмещения ущерба пострадавшим от нацизма и другим аспектам преодоления нацистского прошлого;

 



  • На главную