Концепция «Прошедшего будущего» немецкого историка Рейнхарта Козелле

 

Байтеева М. В. Калимонов И. К.

Концепция «Прошедшего будущего» немецкого историка

Рейнхарта Козеллека

Анализируя проблемы семантики исторического времени, Р. Козеллек пришел к необходимости введения специальных методологических понятий, которые он называет метаисторическими категориями. По его мнению, метаисторическими они становятся в силу того, что выступают как антропологические предпосылки «возможных историй», оказывая влияние на формирование и развитие событий. Метаисторические категории, первую из которых Козеллек называет «пространством опыта». а вторую - «горизонтом ожидания». образуют особое семантическое поле, которое формирует будущее. 1

«Опыт», рассматривается Козеллеком как современное прошлое, события которого соединяются с настоящим через воспоминания и описание. Благодаря им, в памяти поколений, содержится и сохраняется чужой опыт и в этом смысле история понимается как сведения о чужом опыте.

Подобную аналогию Козеллек проводит и в отношении «ожидания», которое соединяет персональное с неперсональным. Осуществляясь сегодня. ожидание является, одновременно, представляемым будущим. Как пишет Козеллек: «. ожидание нацелено на «еще не произошедшее и еще не ставшее опытом». 2

По мнению Козеллека, вопрос о том, насколько точен рассказ историка, описывающего какое-либо событие, неизбежно приводит к сфере познания различных аспектов движения истории во времени. Это требует потенциала представления события через осмысление источников, которые содержат в себе индикаторы временных рядов и последовательностей. Поскольку речь идет о различных «слоях» времени, требуются особые приемы исследования, среди которых автором выделяется метод «опережения» событий. Такой прием связывается Козеллеком с понятием «структура события». где выделяется не просто его хронологическая рамка, но и его особая диахроническая структура. 3 Под хронологией понимается совокупность таких элементов события как его начало, апогей, кризис и конец, а под диахронологией - внутренние условия длительного, а потому скрытого от наблюдения, процесса, который может либо проявиться, либо нет, в произошедшем событии. К подобным структурам, по мнению Р. Козеллека, можно отнести, например, способы господства власти или формы строительства государства.

Козеллек отмечает, что в теории сложно последовательно соотнести временные «слои» распространения события. Хотя событие, выделенное как ex post из бесконечности истории, и рассказанное современниками, можно рассматривать как смысловую единицу, ее распознание происходит обычно позже. Для точного распознания историку необходимо «увидеть» перспективу исследуемого события, проанализовать его структуру. «То, что событием можно рассказать, структурой можно описать»-говорит Р. Козеллек. 4

Категории, вводимые Козеллеком, требуют высокой степени обобщения. Поэтому они соотносятся им с категориями «пространство» и «время» и становятся парными категориями, не имеющими альтернативы. Как пишет Р. Козеллек: «..нет ожидания без опыта и наоборот». 5 Обе категории показывают общечеловеческое состояние и как антропологические предпосылки становятся условиями других возможностей, например, возможности познания истории. «Надежда» и «воспоминание» или, более обобщенно, «ожидание» и «опыт», пишет он, обладают двумя системными качествами: способностью конституировать историю и, одновременно, способностью ограничивать ее развитие 6. Конституировать, по Козеллику, значит - обозначать и устанавливать внутреннюю взаимосвязь прошлого и будущего. Ограничивать - значит «тематизировать» время. Эти свойства «ожидания» и «опыта» выводятся Козеллеком из того, что, обогащаясь содержательно, они отслеживают историческое время в сфере эмпирического исследования и упорядочивают действия в определенном социальном или политическом направлении. Вследствие способности изменять историю, Козеллек рассматривает «опыт» и «ожидание» как ее антропологические предпосылки. 7

«Опыт» и «ожидание» постоянно подвержены сдвигам и изменениям во времени. Напряжение между ними «провоцирует» различные варианты новых решений и действий, создавая и оформляя рамки исторического времени. По мнению Козеллека, это наглядно видно на примере прогноза. Вероятностное содержание прогноза основывает не то, что кто-то чего-то ожидает. Ожидать можно совершенно невероятного. Вероятность предсказанного будущего выводится из предпосылок прошедшего, обогащенного опытом. Прогноз содержит в себе этот опыт, «пространство» которого формирует определенный «горизонт ожиданий». Как выражается Козеллек: «Опыт освобождает прогноз и управляет им». 8 Если прогноз управляется определенным «ожиданием», то предусмотренность или планирование определенного действия должны проектировать «ожидание», в котором всегда присутствуют такие человеческие факторы как страх и надежда. Однако прогноз лишь открывает возможность «ожидания», которое выводится не только из опыта. «Если делается прогноз, значит ситуация из которой он возник уже изменилась. Прежнего «пространства опыта» никогда не хватает, чтобы определить точно «горизонт ожидания»- подчеркивает Р. Козеллек. 9

Козеллек подчеркивает, что время перемещает именно «опыт» в «горизонт ожидания», а не наоборот. Присутствие прошлого проявляется иначе, чем присутствие будущего. Чтобы произошедший из прошлого опыт явился пространственно, его надо связать с неким рациональным, осмысленным целым, где представлены другие «слои» времени без их идентификации, анонимно. Целое играет существенную роль в тех случаях, когда задача исследования заключается в получении синтетического знания об объекте, когда объект сложен или рассматривается как определенный процесс 10. Хронологии «опыт» не имеет непрерывности в смысле подготовки прошлого. Для пояснения этой мысли Козеллек использует иллюстрацию Х. Майера, где стеклянный «око» стиральной машиной фиксирует, время от времени, появление новой пестрой вещи в общей вращающейся массе белья. 11

Иначе обстоит дело с «горизонтом ожидания». Ожидание проявляется через надежду и страх, желание и волю, заботу и рациональный анализ. «Горизонт ожидания» подразумевает линию, за которой открывается в будущем новое «пространство опыта», которое пока не просматривается. Здесь качество будущего наталкивается, вопреки прогнозу, на абсолютную границу, так как оно еще не распознано. Будущее «ожидание» ограничено иначе, чем прошлое из подготовленного «опыта». «Опыт» можно ожидать уже сегодня, хотя он может проявляться каким-либо способом, повторяться или подтверждаться в будущем. 12

Козеллек подчеркивает, что метаисторические категории «пространство опыта» и «горизонт ожидания» не имеют статического взаимодействия. Они устанавливают временную дифференциацию в «сегодня », отграничивая его от прошлого и будущего. Осознанно или нет, формируется определенная взаимосвязь, которая устанавливает и прогнозирует диахроническую временную структуру, которую выделяет Козеллек. Именно она формирует признак исторического времени. одновременно, указывая его изменяемость 13. Козеллек подчеркивает, что история указывает лишь на возможное «будущее», которое выводится отнюдь не из совокупности отдельных событий. Возможность обозначает внутренние тенденции развития события и условия его реализации, которые формирует структура. Именно она, с одной стороны, обуславливает, а с другой, ограничивает, возможные действия будущего. Структура формирует границы «возможных историй», отнюдь, не исключая условий повторяемости определенных событий. «Вывод должен делаться не из самой истории, а из развития ее структуры»-пишет он. 14

Козеллек считает, что анализ семантики исторического времени значительно усложнился в Новое время, когда возросла дифференциация между «опытом» и «ожиданием». Новое время воспринимается как совершенно новое время, поскольку «ожидание» все более отрывается от накопленного «опыта». 15 Сегодня «горизонт ожидания» содержит в себе коэффициент прогресса жизни общества, а цели прогнозов легитимируют действия будущих поколений. 16

Козеллек отмечает, что с прогрессом изменилась также историческая оценка прошлого. Становится правилом, что прежний опыт становится иным, становится лучше. 17 Понятие «прогресс» часто используют как метафору, подчеркивающую, что движение истории привело к улучшению жизни общества, а развитие происходящих процессов к его совершенствованию 18. По мнению немецкого философа О. Хёффе, «улучшение» жизни соответствует следующим уровням прогресса:

первый - техническому, который выражается в росте знаний и умений, помогающих легче и успешнее достигать целей господства над природой и общественными процессами;

второй - прагматическому, который выражается в росте знаний и умений, помогающих успешнее достигать благополучия жизни общества;

третий - нравственному, который выражается в том, что цель и счастье отдельных членов общества, достигается простыми и справедливыми средствами без каких-либо ограничений 19.

По мнению Козеллека, понятие «прогресс» связывает «опыт» и «ожидание», что проявляется в одновременности неодновременного и, наоборот, неодновременного в равное время. 20

C прогрессом будущего изменяется историческая оценка прошлого. Например, Французская революция стала для мира явлением, которое, стало олицетворением иронии в отношении истории, развиваясь из феноменов, которые, казались, несовместимыми с историей.

Разрыв непрерывности происходящих событий демонстрировал, что история не справляется со своими дидактическими задачами. Каждое новое поколение стремится увидеть и разъяснить события по-новому. Критическая подготовка прошлого, которую осуществила историческая школа обосновала возможность такого состояния, когда прогресс «высвобождает» будущее из тисков прошлого. На это состояние не может оказать существенного влияния идеология, хотя определенные стандарты и воздействуют на него.

Козеллек считает, что современное понятие истории лишь выполняет предварительную работу для установления специфических историко-временных определений прогресса и регресса, а также ускорения и замедления. Понятие «само по себе и для себя» открывает «пространство опыта», поскольку семантика его выражения не имеет формы единственного числа, а охватывает взаимозависимость событий и интерсубъективность действий людей. 21 Так определенная «симметрия» мышления, воспринимающая логику истории происходящего, заменяется антропологической «асимметрией» через категории «пространство» опыта и «горизонт» ожидания. Эту «ассиметрию» можно толковать как попытку понимания Нового время как нового времени, попытку понимания «прогресса» в качестве исторического понятия, отразившего временную дифференциацию между «опытом» и «ожиданием». Понятие «прогресс» отражает процесс «уплотнения», «сжатия» последовательности следующих друг за другом событий. То, что ранее изменяло жизнь общества в течение столетий, происходит в наше время при жизни, живущих, одновременно, трёх поколений. «Прогресс» стал понятием «ускорения» истории, отражая в реальности процесс, который ранее мог только мыслиться субъектом познания. 22

1 R. Kosellek. Vergangene Zukunft. Zur Semantik geschichtlicher Zeiten.- Frankfurt/M. Suhrkamp Verlag. STW, 1989.- S.354.

 



  • На главную